Суббота, 28 мая, 2022
Главные новости
13.04.2022

5 вопросов о поддержке бизнеса и экономики Украины в условиях войны

После более чем месяца войны в Украине граждане и государство понимают – что время работать и развивать экономику. Весна позвала людей в поля с первым сеяньем, а в освобожденный от оккупанта Киев возвращается предпринимательство. В регионах, где нет непосредственных военных действий, власти приглашают бизнес работать и развиваться, внедрять смелые идеи и строить планы на будущее. Что в этой связи делается со стороны государства, рассказал  министр финансов Сергей Марченко.

Парламент принял блок основных законов поддержки бизнеса. Прежде всего – это введение 2% налога от оборота для ФЛП и упрощение налогов во время ввоза товара. На этом фоне увеличена налоговая нагрузка на бизнесы, которые имеют зарубежных бенефициаров. Как это отразится на финансовом секторе страны, в частности на наполнении бюджета?

Касаемо иностранных бенефициаров — мы считаем, что для бизнеса, собственники которого работают и в Украине, и в рф, и платят налоги там – мы должны создать условия, при которых они должны заплатить в наш госбюджет контрибуции за пребывание на территории страны-агрессора. Такой законопроект разрабатывается сейчас министерством финансов. И я думаю, что за него в ближайшее время проголосуют парламентарии. Касаемо наших предпринимателей – много инициатив предлагается, но не все из них поддерживает министерство финансов. Потому что многие из них влияют на доходы бюджета, и у нас есть своя позиция. Но поскольку ряд законопроектов уже принято, мы будем работать в действующих условиях и формировать доходную часть бюджета с учетом тех изменений, которые есть. Каким образом это будет воздействовать на доходную часть бюджета оценить сложно. Например, если бизнес захочет воспользоваться 2% для ФЛП – это значит, что он не платит НДС и не сможет работать с бизнесом, который платит НДС. Сложно оценить, какая часть бизнеса захочет воспользоваться таким механизмом. Ждем, как бизнес будет на это реагировать.

Сейчас вопрос не в ставках налога и первой или второй группы бизнеса, которые имеют добровольную оплату налогу. Но добровольность – не означает невыплату. Наша позиция – если бизнес работает, особенно на территориях, где не ведутся боевые действия, и более-менее активен, как сфера услуг, ресторанного хозяйства, и не платит налоги, имея сверхдоходы – это не та задача, которая стоит перед законодательными инициативами. Сейчас законы готовятся для создания новых рабочих мест, развития бизнеса на территориях, которые не являются оккупированными. Потому я призываю платить налоги – это поддержка наших ВСУ и помощь нашей страны в условиях войны. То же самое с таможней – упрощений много. Для доставки гуманитарных грузов, обеспечения продовольственной безопасности. Но бизнес, который с коммерческой целью завозит товары, и имеет возможность заплатить НДС и другие таможенные платежи – ми призываем это делать. Потому что это не вопрос личных интересов, а государства Украина в целом.

После начала войны многие украинцы были напуганы – потому что не могли снять в некоторых городах свои деньги с банкоматом, боялись за свои депозиты. Как обстоят дела в банковском секторе?

Сейчас государственные банки выполняют одну из важных ролей – обеспечение стабильности работы банковской системы. Сейчас принято ряд решений о кредитных каникулах. Перед банковской системой стоит задача – аккуратно внедрять средства, чтобы не создавать дополнительные риски. И там, где есть возможность использовать средства госбанков – мы это делаем. В первые дни войны вы видели некоторые панические настрои, они повлияли на динамику курса валюты. Сейчас ситуация стабилизирована, даже наши страны-партнеры приятно удивлены что есть доверие к банковской системе со стороны граждан. Граждане доверяют национальной валюте гривне. Ажиотажи удалось качественными управленческими решениями погасить.

Существует ли возможность в случае ликвидации коммерческих банков возвращать вклады гражданам?

Мы еще до войны активно работали с Фондом гарантирования вкладов. У нас есть возможность бесперебойно обеспечивать работу ФГВ. Принимаются необходимые решения со стороны Национального банка. И для граждан нет сейчас даже случаев, что банки почему-то не работают, или находятся за пределами необходимого административного регулирования. Это вопрос к НБУ прежде всего. Государство будет заботиться о вкладчиках банков и нет необходимости волноваться и снимать депозиты. Более того – это не наилучшее время для таких шагов.

Какую часть от тех средств, которые получила Украина от зарубежных партнеров придется возвращать в качестве долга, а какую государство получило в рамках грантовой помощи?

Для нас важно не только прохождение сложного периода военного положения, но и возможность после быть способными оценить возможности возвращать свои обязательства. Потому приоритетом является грантовая помощь, которая бесповоротная. Мы работаем над привлечением таких средств. Это льготные условия, с максимально длинными сроками привлечения, как МВФ, Национальный банк, с выгодными условиями возвращения. К сожалению, объем грантовой помощи в структуре кредитов, над которыми мы работаем, является незначительным и составляет до 5%. Это около 360 млн евро, которые находятся в переговорах о грантовой помощи. Из них 110 млн евро мы уже получили от властей Италии. Но почему одна страна решила предоставить такой род помощи, а не другой – это определяется бюджетными возможностями государств.

Несмотря на то, что даже в настолько сложных условиях Украина старается рассчитываться с кредиторами по долгам предыдущих годов – существует ли возможность в ходе переговоров достигнуть прощения старой задолженности либо изменить условия?

У нас существует четкая позиция, что в данный момент ни о какой возможности списания либо реструктуризации мы переговоры не ведем. Мы должны быть ответственными в долгах, потому что сейчас мы стремимся к свободному доступу к ресурсам. И для нас принципиально важно такую возможность сохранить. Потому что какие-либо намеки или разговоры о реструктуризации имеют воздействие на восприятие инвесторами наших облигаций, кредитных рейтингов и платежной возможности. График погашения наших обязательств является несложным, пиковые выплаты в сентябре – $900 млн. В довоенное время это была история, которую мы планировали покрывать, учитывая наши возможности поддержки. Сохранение лица в условиях военного времени является тем, чем мы позитивно отличаемся. Реструктуризация может распространяться только на коммерческие задолженности, которые незначительные.   

Подготовил Павел Мирный