Суббота, 28 мая, 2022
Главные новости
21.04.2022

Владимир Багненко: оккупанты ходят по Херсону и не понимают, почему никто им не рад

Жители Херсона, которые уже полсотни дней находятся в оккупации, ждут ВСУ, чтобы те поскорее выгнали российских солдат. Многие из тех, кто выехали из города, устали каждый день удалять все данные с телефона, прежде чем выйдут из дома, а также замучились без работы и понимания, что будет завтра. Те, которые остались, делятся трудностями будней. Как вот эта женщина: 

«Каждый день, как предыдущий. Не помнищь уже, какое число, день недели. Просто день. Утро начинается ч того, что листаешь ленту новостей, ищешь о Херсоне и области, других регионах Украины. Читаешь об обстрелах, слышишь звуки взрывов за городом, пьешь кофе. Потом звуки взрывов днем, потом вечером, ночью. Если нужно в город – ищешь самый безопасный маршрут. Планируешь заранее, чтобы лишний раз не ходить. Люди мигрируют только в сторону рынков. Там много народа. Очереди за едой. Продавцы одежды зевают. Если кто напишет: «Как ты?» Ну как? Когда читаешь о Мариуполе, то можно сказать, что в Херсоне хорошо. Если вспомнить жизнь несколько месяцев назад – не очень. С каждым днем людей в на улицах меньше. Много кафешек уже закрылись. Те, которые работают – почти пустые. Не до кофе… И так каждый день».

Владимир прожил в Херсоне много лет, но после начала войны решил вывезти семью и выехать. Сейчас в городе остались его близкие. Помогает волонтерством – доставляет редкие медикаменты и необходимое для нуждающихся. Каждый день общается с теми, кто остался в городе. Поделился своим впечатлением об атмосфере в городе.

Какие настроения у жителей Херсона через 50 дней от начала войны? 

Большинство людей ни при каких обстоятельствах не хотят «русского мира». Они видят, какой ужас принес «русский мир» в другие регионы Украины. Спектр эмоций во время войны меняется от уныния до «мы победим» и обратно до уныния. Мои близкие настроены оптимистично, и верят, что ВСУ придет. Это главная тема разговоров, и надежда жителей Херсона. Все, кого я знаю, и с кем разговариваю – это ключевая молитва, цель, надежда и упование: люди верят, что придет ВСУ и освободит от оккупантов. Очень тяжело, утомляются, истощаются, но настроены за Украину бороться до конца. Сейчас по городу ходят оккупанты. На днях друг рассказывал, что мальчики 20-тилетние, русские, зашли в магазин купить что-то, рядом с ним стояли. У них в городе есть в основном свои места дислокации, ездят по Херсону на своих машинах с буквой Z этой ужасной. 

Оккупанты уже начали снимать ролики для Youtube, где рассказывают, что жители Херсона готовы с ними сотрудничать – есть ли такое в городе?

Из тех людей, кого я знаю, никто с ними не сотрудничает. Все хотят выгнать и ненавидят. Единственное – есть в городе люди, которые берут гуманитарку от них. Но это пожилые либо привыкшие к халяве. Там раздают, или там – они готовы брать откуда угодно. Но глобально никто с ними не сотрудничает. Одного журналиста Олега Батурина держали в заложниках дней 10-12. Из Каховки привезли в Херсон и там допрашивали и били. Потом у него брал интервью наш журналист украинский. И он рассказывал о такой очень показательной сцене: находились в здании Облгосадминистрации и допрашивали Олега, пытали. А в это время на улице прямо перед зданием люди скандировали: «Херсон – це Україна!», «Іди додому!» «Русский солдат, пошел вон!», «Слава Україні! Слава нації!», все что могли кричали, просто толпища. Сотни, тысячи людей. И один из русских военных подошел к окну и просто в сердцах воскликнул: «Вот я не понимаю! Мы пришли их освобождать, почему они нас не принимают?!» Они в своей голове ищут ответ на вопрос: если есть такое движение, то есть тот, кто его начал. По привычке, что если есть оппозиция, значит есть «навальный». Пытаются найти лидеров мнений, основателей движения. И не могут найти, потому что таких нет. Они не понимают, что в Украине по-другому: что просто люди все такие. И что никто не собирается принимать этих оккупантов. 

Уже известно, что рф хочет провести в Херсоне свой референдум – как у них с этим обстоит дело?

Ситуация для них непонятна. Они все еще пытаются пропихнуть ХНР, вроде-как есть информация, что какие-то бюллетени напечатали по референдуму. Чтобы силой протащить без воли народа, сделать фейковый референдум и присоединить куда-то к чему-то Херсонскую область. Но по факту с ними никто дела иметь не желает. Насколько я знаю, есть 5-6 человек, которые и до этого в городе были люмпенами, и никто их ни во что не ставил, они с ними сотрудничают. Провели заседание какое-то, обговорили, эти 5-6 человек, что вот мы за россию. Но их никто не принял, и дальше эту тему никто не двигал. Оккупанты просто не понимают, что у нас мэр избранный, что никто не может его взять и поставить. Что путин кого-то поставит, а народ его просто не примет. У нас мэр демократически избран, президент так избран демократически. Никого нельзя поставить… Эта тема провалилась, и русские ищут другие пути. Они понаходили каких-то людей, допрашивали. По неофициальным данным держат в застенках около 100-150 человек. Но по факту не владеют ситуацией вообще, и город против.

Все жители страны видели видео, как жители Херсона отважно выходили на протесты в центр города, несмотря на то, что русские стреляли и бросали дымовые шашки. Удалось ли оккупантам прекратить протесты?

Протесты раньше были более активными, сейчас за них начали жестко бить и щемить людей. Потому намного меньше, но все равно выходят. Около 100 человек можно увидеть, хоть и не так часто. Весь март протесты шли каждый день. В обед выходили на площадь. Сейчас периодически выходят. Их не убивают, но бьют, кидают светлошумовые гранаты, ранили несколько раз. Еще одна причина – что много выехало из города. И это активные люди, но которые не могут в атмосфере страха долгое время находиться. А могут быть более полезными на территории свободной Украины. Я в том числе. Теперь могу что-то делать, отправлять необходимое в Херсон. Это лучше, чем сидеть дома и не иметь возможности повлиять на ситуацию. Мои знакомые волонтеры, которые остались в городе, перемещаются «через плечо». Потому что русские могут задержать любого человека, куда-то отвезти и там допрашивать. 

Существует ли возможность сегодня свободно заезжать и выезжать из города?

Ситуация изменяется волнообразно. Вначале люди могли выезжать через Станислав. Потом в этом населенном пункте начались бои, и больше не смогли. Потом нашли дорогу через Снегиревку. Выезжают сейчас там. Вроде-как сейчас можно выбраться из Херсона свободно (информация на 19 апреля 2022). Большинство, кто хотел, выехали. Мои близкие не выехали, не хотят. Выехать из города сейчас можно, но есть много слухов в военное время, которые ничем не подтверждаются кроме как слухами. Есть слухи, что скоро город закроют и выезжать возможности не будет. Ориентироваться на них нельзя, но кто знает. 

Те, кто выезжают, перемещаются на собственном транспорте, или для них автобусы какие-то есть?

В основном люди перемещаются на собственном транспорте. Самый ходовой способ – это один человек с транспортом берет других людей за деньги. Может быть 2500, 3000, 5000 грн. Зависит все от уровня наглости и уровня риска. Плюс оккупанты требуют взятки на блок-постах. Слышал, что человек вывозил людей, и на одном из блок-постов, где были кадыровцы, дал 10 тысяч грн, и поехал дальше. Его не досматривали, не раздевали, ничего, поехал. Недавно слышал, что вроде-как сейчас не берут взятки, людей спокойно отпускают. Но это все очень условно. Каждый принимает решение сам. Тебя довозят до Одессы, а дальше решай, как хочешь жить. 

Как обстоят дела с возможностью доставки еды и лекарств?

Официально гуманитарные грузы не пускают. Волонтерские, в том числе которые мы отправляем, пускают. Но это не системно. Слышал историю, как отобрали полностью груз, на 7 тысяч долларов. А потом эти же лекарства продают или раздают. Второй случай – что четверть груза забирают, и пропускают. Говорят: «Давайте дань», и попускают. Цены поднялись сильно. Оккупанты сначала взяли в кольцо и не пускают продукты и лекарства в Херсон, а потом раздают  гуманитарку, часть из которой отбирают у наших волонтеров!

Имеют ли люди возможность в городе купить еду и все необходимое?

Купить еду можно, но в городе очереди за продуктами. Вроде продукты есть, так как Херсон очень аграрный регион. Овощей много, рынки работают. Есть проблема в городе с наличкой. Папа мой ходил платить за коммунальные, как только он дал кассиру, тот позвонил какой-то бабушке: «Приходите, я могу заплатить часть вашей пенсии». Папа говорит, что рад, что сделал доброе дело. На карточках у людей деньги есть, но заплатить ними мало где можно. Только в некоторых супермаркетах. Если хочешь в таком маркете купить, должен отстоять очередь, и будешь очень зависеть от ассортимента такого магазина. Бабушка с моей мамой стояли 3 часа в очереди за пенсией, и это не много. И получили наличными.

До оккупации в городе работали полицейские, ГСЧС – теперь что с ними?

В Херсоне сейчас нет полиции. Мародерство в городе есть, к сожалению. Как правило, в ночное время. Раньше, когда сожгли крупнейший в городе Торговый Центр «Фабрика» — процветало и в дневное время. Но мародерству дают бой. Существует большой городской чат, где их фотографируют и выкладывают информацию. А люди на месте, если видят мародера — ловят его, и суд происходит там, где споймали. Чаще всего привязывают к дереву, и обмазывают зеленкой. Жестко, но зато будет помнить долго. И по лицу будет заметно, что человек мародерил. В Херсоне ситуация странная. Потому что идет две жизни. Первая наша украинская, но в урезанном виде. Потому что основные потоки продовольствия, медикаментов нарушены. Вторая – это жизнь русских, которые пытаются что-то делать, но вообще не понимают. Насколько я анализирую ситуацию, вижу, что они пытаются давить на людей, ничего не получается, и они пытаются сами, и не знают что делать. И из города не выходят, потому что получили приказ держать Херсон. Вот такие две реальности. Первая – это украинцы, которые хотят жить в своем городе и в Украине. Например, девчонки проводят фитнес-тренировки, встречи, бегают. И пишут: «Придут наши солдаты, и мы готовимся. К их приходу надо быть красивыми». И вторая – какие-то русские, которые ловят активистов. Но в городе 350 тысяч людей. Выехало 100 тысяч. Но еще очень много людей осталось. Они же не могут всех убить, зарезать, истребить. 

Простых городских жителей не убивают, не бьют?

В самом городе пока такого нет. Вот то, что происходило в Буче, есть в области тоже. На днях был случай в селе Гавриловка – 2 мальчика шли, мама позвонила а он увидел в это время оккупантов. И он испугался и начал бежать с телефоном. А они начали по нему стрелять. Ранили его. А второй мальчик упал, и это его спасло. На следующий день мальчик, которого ранили, умер. Они утверждают, что он снимал их технику. В области зверства происходят. Они могут пытаться воровать что-то, но простых людей вроде не трогают. 

Каким образом украинцы, которые находятся на более мирных территориях, могут жителям Херсона помочь?

Больше всего может помочь армия, которая освободит город. Это главное, чего ждут люди. Волонтерам нужна более профессиональная помощь. Не просто – я хочу вам отправить анальгина и пачку ибупрофена. А спросить: что вам нужно, дайте список. Купим и вам привезем. Медикаменты, продукты. Если кто-то может системно поставлять, это классно. В городе на месте есть волонтеры, им нужна помощь. Их немало. И больницам – где нужны медикаменты. Но нужно налаживать системную связь. Понимать, кому нужно больше, кому меньше, анализировать. Можно деньгами помогать. Мы отправили партию – много денег пришло по 150, 200, 300 грн. Если человек в Херсоне может заплатить 130 грн за пачку, например, по себестоимости, мы эти деньги потом используем на новую закупку. Чтобы позаботиться о других жителях Херсона, которые ждут освобождения города.

Разговаривал Павел Мирный